Быть готовыми: три угрожающих сценария для Украины

С 2014-го мы начали жизнь в новой реальности. Теперь мы действительно почувствовали начало суток постпацифизма. Мир уже не будет прежним. Военные инструменты в межнациональном противостоянии будут применяться наравне со всеми другими. И именно гибридная война (а все войны сегодня — гибридные) изначально формировать наше будущее, несмотря на то, хотим мы этого или нет …

В мире постпацифизма стране необходимо не только понимать глобальные тенденции, но и осознавать последствия различных вариаций и поведения. Жить бессистемной ситуативностью (как наше государство в течение последних почти трех десятков лет) в постпацифичные сутки чрезвычайно опасно. Такую «бессознательную» страну новый мир может просто раздавить. Итак, для того, чтобы обеспечить само существование нашего государства и будущее украинских детей, нам необходимо стратегическое прогнозирование.

Для прогнозирования нам нужно четко осознать, что на этом этапе ключевое влияние на развитие событий в Украине имеют внешние факторы. Именно с этого мы вынуждены выходить, строя вероятные сценарии.

Вектор внешнего воздействия будет определяться прежде всего мощностью и претензиями наших западных и восточных соседей.

С середины 2000-х «коллективный Запад» постепенно теряет позиции на мировой арене. Кризис 2008 года серьезно подорвала экономическую мощь ЕС. Над самым Евросоюзом нависала угроза если не полного распада, то хотя регионализации и фрагментации.

Скандинавские страны активно развивают формат Северного Совета, а в Центрально-Восточной Европе (особенно в Вышеград-4) все чаще говорят о Интермариум. Брексит — яркая иллюстрация упадка ЕС. Идею «Всеевропейского Союза» уже окончательно отвергнуто, но на повестке дня вновь стоит концепция санитарного кордона. Восточноевропейский театр геополитики слабо интересует и США.

Прекратило расширение на восток и НАТО. Присоединение Черногории в 2017-м — это скорее инерция. «Арабская весна» и фактические поражения западных союзников в Ливии и Сирии иллюстрируют обвал американского влияния в Средиземноморье и на Ближнем Востоке. «Коллективный Запад» давно уже не является безоговорочным мировым гегемоном.

Одновременно с этим РФ демонстрирует абсолютно противоположные тенденции. После Мюнхенского речи Путина в 2007-м россияне просто ворвались в мировые процессы. Молниеносной победой над грузинами (2008), аннексией Крыма и оккупацией части Донбасса (2014), а особенно заявлением о «победе» в Сирии (2018) Российская Федерация фактически объявила о своих претензиях на доминирование меньшей мере в Западной Евразии.

При условии сохранения таких тенденций (ослабление Запада и усиление РФ) перед нами не стоит ни одной положительной альтернативы. В таких условиях реальны только сценарии, которые отличаются между собой лишь степенью негатива для Украины:

  • Советский сценарий

Наибольшая степень негативного воздействия. Поглощения Украины и фактическое (хотя не обязательно юридическое) присоединение к РФ. Повторение сценария УССР в составе СССР. Единственным способом борьбы Украинской в ​​таких условиях будет подполья и партизанщина. Причем в условиях даже более сложных, чем УВО, ОУН или УПА.

  • Белорусский сценарий

Средняя степень негативного воздействия. Превращения Украины в российского сателлита с формальным сохранением государственного суверенитета. Это вариант подобен сегодняшнему лукашенковскому. И на примере белорусского президента мы видим, что этот вариант только отсрочкой предыдущего ( «советского»).

  • Хорватский сценарий

Наименьшую степень негативного воздействия. «Отсечение» территорий. Полный разрыв связей с аннексированными и оккупированными территориями. В таких условиях лучше признать их временно потерянными и блокировать. А все усилия направлять на укрепление территорий сохранившихся, где необходимо укрепить суверенитет, укрепить экономику и готовить военную операцию по освобождению Крыма и Донбасса. Готовить и ждать неудобного для РФ момента. Подобно тому, как это сделала Хорватия в 1995-м.

 

Николай Кравченко (https://t.me/NKruk), заместитель председателя Национального Корпуса.

Комментарии