Прокурор Фокин: «Неуплата налогов — удар по доходной части бюджета Украины»

По данным исследования Института социально-экономической трансформации (далее ИСЭТ), ежегодно Украина недополучает в бюджет 100 миллиардов гривен. А значит масштабы проблемы в действительности велики. С этой позицией соглашается и прокурор отдела надзора за соблюдением законов органами фискальной службы управления надзора в уголовном производстве Харьковской областной прокуратуры Сергей Фокин, считающий, что неуплата налогов является чуть ли не главным ударом по доходной части украинского бюджета.

Интересно, что данная проблема характерна как для малого, так и для крупного бизнеса. Так, если первые просто работают в тени или используют лазейки упрощенной системы налогообложения (УСН), то вторые — прибегают к оффшорным схемам, манипулируют с НДС, занижают прибыль. Плюс есть и попросту нелегальный бизнес с торговлей контрафактной продукцией и рынок контрабанды. Разобраться во всем этом даже в рамках одной статьи непросто, но мы попытаемся выделить главные аспекты, в чем нам поможем прокурор Сергей Фокин и другие эксперты.

Как неуплата и уклонение от налогов бьет по бюджету?

По результатам исследования ИСЭТ, количество недополученных государством средств из-за использования различных схем по уклонению от налоговых платежей ежегодно составляет около 100 млрд. гривен. А по данным Global Financial Integrity, в период с 2003 по 2014 годы только лишь занижение цены импорта ежегодно равнялось 13 млрд. долларов (учитывая курс в 8 грн за $ в то время, одна лишь эта схема, учитывающая контрабанду и перевозку продукции без таможенной очистки «отнимала» те же 100 млрд.) Так что суммарные потери бюджета могли и могут быть даже на 50-60% больше, чем предполагают эксперты ИСЭТ.

Основными налоговыми схемами, которые «обворовывают» доходную часть бюджета, по данным Института, таковы:

  • оффшоры (около 50 млрд. грн);
  • контрабанда и «серый» импорт (от 25 до 70 миллиардов);
  • конвертационные центры (от 12 млрд. грн.);
  • «скрутки» НДС (от 10 миллиардов);
  • другие схемы, включая контрафакт, открытие ФЛП вместо найма персонала, занижение оборотов и т.д. — от 15-20 млрд. грн.

Это говорил лишь об одном, уверен прокурор отдела надзора за соблюдением законов органами фискальной службы управления надзора в уголовном производстве Харьковской областной прокуратуры Сергей Фокин, проблема затрагивает не только отдельные сферы деятельности или допустим, сугубо малый или крупный бизнес, а все виды коммерческой деятельности, работу ФЛП, среднего бизнеса и крупных предприятий. К тому же ущерб от схем большого бизнеса в разы ощутимее (оффшоры, «серый» импорт, конвертационные центры, «скрутки»), а значит надо начинать с него.

Стратегия борьбы

Эксперты уверены, что как раз с крупными схемами, используемыми большим бизнесом, и нужно бороться в первую очередь. В этом смысле наиболее важными, приоритетными в 2018 году направлениями противодействия налоговым махинациям, можно считать следующие три момента:

1. Борьба с оффшорами

Главным моментов в противодействии выводу капитала с целью снижения налоговой базы является введение нового налога. Так, уже в 2019 году вероятно за выведенный за рубеж средства придется платить отдельно. Соответствующий законопроект о налоге на выведенный капитал одобрен Национальным советом реформ, правда, пока не принят в Верховной раде.

Вероятно, подобные действия могут иметь смысл, считают эксперты и прокурор Сергей Фокин, правда, нужно понимать, что факт введения нового налога еще не означает решения проблемы, так что работы у прокуратуры, скорее всего, станет лишь больше, ведь появится еще один обязательный налоговый платеж, от которого будут желающие уклониться.

2. Борьба с контрабандой и серым «импортом»

Из-за незаконного ввоза товаров бюджет Украины приходится где-то 50% всех налоговых потерь, считают в Институте налоговых реформ. Конечно же, можно работать с блокировкой некорректных налоговых накладных и это даст определенные результаты, но основной причиной «утечки» налоговых поступлений в бюджет скрываются в области таможни. Так, к примеру, только на ввозе смартфонов и умных часов компании Apple бюджет недополучил 18 млрд. гривен НДС, из-за замещения в документах на таможне ввозимых товарных позиций.

Подобная ситуация является ударом для украинского производства, так как незаконно импортировать даже из Китая, не говоря уже о соседних странах дешевле минимум на 20%, чем легально выпускать в Украине.

В этом смысле оснащать все точки продаж кассовыми аппаратами, жестко контролировать все почтовые отправления или же «прессовать» малый бизнес, выявлять реализаторов контрабанды — не совсем эффективно. Через ФЛП и предпринимателей происходит лишь реализация отдельных партий незаконно ввезенных крупными игроками товаров. Да, выявлять мелких нарушителей нужно, уверен Сергей Фокин, но ощутимый эффект дадут ощутимые успехи на более высоком уровне.

3. Борьба против «скруток» НДС

Еще одно приоритетное направление работы — это реформирование как самого налога на добавленную стоимость, так и метод его администрирования. Серьезные изменения тут уже начались в 2017 году — летом была внедрена электронная система, но она пока далека от идеала.

Так, уже зарегистрирован законопроект в парламенте, который снова вернет электронную систему в тестовый режим, тем самым позволив улучшить механизм блокировки накладных. Это же в свою очередь призвано снизить риски «скруток», когда документы на налоговый кредит нередко переходят от одного бизнесмена к другому.

Альтернативное решение, которое также рассматривается в Украине, — это внедрение дифференциальной ставки НДС. Сейчас лишь на лекарства она равна 7%, а для остальных товаров неизменные 20%. В ЕС уже давно действуют разные проценты в отдельных видах деятельности. К тому же, считается, что дифференциация НДС стала бы стимулом для отечественного производства.

Оба изменения вряд ли вместе случатся, а вот что-то одно вероятно, уверены эксперты.

Комментарии