Криминализация контрабанды стала следствием борьбы Гройсмана и Порошенко за ГФС, — нардеп

Гройсман и Порошенко пытаются с помощью таможни компенсировать дефицит бюджета

Инициатива о введении уголовной ответственности за товарную контрабанду является противостоянием премьер-министра Владимира Гройсмана с президентом Украины Петром Порошенко за контроль над Государственной фискальной службой. Об этом заявила нардеп от «Самопомочи», глава подкомитета по вопросам таможенного дела и усовершенствования Таможенного кодекса в профильном комитете Рады Татьяна Острикова.

По ее словам, инициатива правительства об уголовной ответственности за товарную контрабанду — это продолжение непубличного противостояния между Гройсманом и Порошенко за влияние над Государственной фискальной службой.

«Идет борьба за влияние на таможню, которую они рассматривают как способ заполнения дыр бюджета и как способ наполнения партийных касс накануне 2019 года — года двойных выборов», — отметила Острикова.

В этой непубличной борьбе, по словам нардепа, Гройсман опирается на министра внутренних дел Арсена Авакова и подконтрольную ему полицию, а Порошенко — на СБУ и Генпрокуратуру. Этот конфликт проявился еще в июне, когда Кабмин разрешил Национальной полиции находиться в зонах таможенного контроля.

Тогда решение правительства раскритиковал генпрокурор Юрий Луценко, пояснив, что такой подход противоречит Таможенному кодексу. Позже он заявил о неудовлетворительной работе фискальной службы по части таможни, сообщив, что у него есть персональные претензии к и. о. главы ГФС Мирославу Продану, который, как считается, входит в команду Гройсмана.

Острикова также считает, что к кому бы не перешла подследственность по делам, которые касаются контрабанды, сама идея возврата к уголовной ответственности не сулит ничего хорошего бизнесу. Тем более что, как отметила депутат, практика уголовного наказания за это нарушения, которая имела место до 2012 года, не была эффективной.

«Когда товарная контрабанда была уголовным преступлением, до суда доводили очень небольшое количество дел. Потому что настоящей целью СБУ было не наказание преступника-контрабандиста, а взятие его под свое влияние, чтобы оказывать на него давление», — полагает Татьяна Острикова.

Комментарии